June 9th, 2017

Осенний Путин



Во сне мне не спалось. Я ворочался на большой, но неудобной кровати в бревенчатой избе. И изба та была не какой-то ветхой избенкой, а просторным и многокомнатным домом, как у моих родственников в украинской деревне, которую Путин отдал на растерзание бандеровцам.
За бревенчатой стеной шла пьянка. Меня за стол не пригласили, и я решил заменить алкоголь здоровым сном, но шум за стеной изрядно мне мешал. Громче всех горланил думский крикун Жириновский, который рассказывал не то анекдоты, не то истории из жизни. После каждой байки он хохотал над ней громче всех вместе взятых.
Во сне я слышал обоими ушами и не мог, как наяву, прижаться здоровым ухом к подушке, чтобы оказаться в тишине. Когда я понял, что поспать не удастся, я встал, оделся и, никому не попавшись на глаза, вышел во двор.
Вместо двора я оказался в осеннем парке. Вокруг меня были кленовые листья – оттенок кофе с молоком в желтизне и где-то в глубине неуловимо-ядовитая зелень, охлаждающая рыжее пламя. Путин стоял на их фоне и будто мялся в нерешительности.
Светило сентябрьское солнце, и на мне был только палевый шерстяной пиджак, а низкорослый чиновник был одет, как поздней осенью – оранжевая вязаная шапочка в темно-коричневую полоску, такой же шарф, намотанный вокруг шеи. Не знаю, какая добрая бабушка отблагодарила президента за индексацию своей пенсии, но выглядел он, как чей-то любимый и послушный внук.
– А где охрана, Владимир Владимирович? – спросил я.

Collapse )