Сказка о двухпартийной России и усмирении опасных путинопричастников



Так случилось, что в середине 10-х годов XXI века в России сложилась двухпартийная система. Парламент в те времена был фактически однопартийным, а некоторое разнообразие мнений в обществе еще сохранялось, поэтому на Лубянке решили свести остатки вольнодумства к самоопределению личности в узких и безопасных для правящего режима рамках. Телевизионная пропаганда создала в стране две неформальные партии, которые люто враждовали друг с другом на словах и были одинаково удобны Кремлю.
Так называемые либералы поддерживали политику тогдашнего президента Путина, но считали ее недостаточно последовательной, а самого Путина не любили, потому что западные СМИ не писали о нем ничего хорошего. Так называемые ватники поддерживали присоединение к Росии Крыма, подаренного Путину чернокожим президентом Америки при разделе Украины, и считали, что их кумир так высоко парит, что не замечает ненавистных либералов, составляющих всю его свиту. Самые храбрые из них сражались на Донбассе, который тогда еще не стал самой нищей и русофобской территорией на всем континенте.
Трудно сказать, был ли Путин в те годы еще жив, но он регулярно появлялся на экранах, шутил хорошо знакомые телезрителям шутки, внушая тем самым, что стабильность в России постоянна. По распоряжению из-за океана российские войска воевали в далекой Сирии, отвлекая граждан страны от злокачественного расширения Москвы и запустынивания бескрайнего замкадья. А потом одни и те же шутки начали звучать по ТВ чуть ли по три раза на дню, но телезрители уже этого не замечали.


Самым же любимым зрелищем было в те годы ежедневное ток-шоу, в котором участвовали известные представители ватников и либералов. Одни орали другим «Крымнаш!», а другие вопили одним «Крымих!», пока и одни, и другие не начинали путаться в звуках и буквах, и с экранов не раздавалось «Шанмырк!» и «Химыкр!». Говорят, в одной семье при просмотре даже дошло до развода, но достоверных данных на сей счет нет.
И так продолжалось до 2021 года, когда Лубянке вдруг стало известно о третьей партии, которая оказалась никак не связана с телевидением. Немногочисленные граждане, называющие себя путинопричастниками, собирались друг у друга на кухнях и строили свои несовместимые с государственной безопасностью планы. Они не просто любили национального лидера, но боготворили его и готовили на него покушение с единственной целью мелко нарезать обожествленное их любовью тело, чтобы каждому из путинопричастников досталось по кусочку, поедание которого сделало бы всех их одним их кумиром.
Разумеется, путинская охранка не могла, сложа руки, ждать акта кровавого путинопоклонничества, и работа на невидимом фронте закипела. Лубянке удалось внедрить в ряды путинопричастников своих агентов, которые сумели наладить финансирование третьей партии и быстро стали ее лидерами. В итоге организацию возглавил древний старик, как говорят, по молодости служивший агентом советского КГБ то в ФРГ, то в ГДР. Он смог убедить товарищей по партии, что своего кумира убивать не надо, потому что можно мелко нарезать сардельку, бросить ее в кружку с пивом и причащаться такой солянкой, сделавшейся кровью и плотью Владимира Владимировича.
А Путин перестал появляться на экранах, потому что народ уже знал все его шутки наизусть, а телевидение к тому времени стало передавать не только картинку и звук, но и эффект присутствия.
Тут и сказочке конец, кто комп юзал – молодец.