Сергей Соловей (solovejs) wrote,
Сергей Соловей
solovejs

Первое интервью с новым президентом Абхазии

Честно говоря, интервью я брал в начале месяца, когда Александром Золотинсковичем был еще кандидатом в президенты. Изучив за несколько дней в Сухуме ход предвыборной компании, я пришел к выводу, что победит Анкваб и неслучайно побеседовал именно с ним. Опубликовать материал по объективным причинам не получилось, зато я убедился в верности своего прогноза. Привожу ниже полный текст интервью. Поздравляю Александра Золотинсковича с победой на выборах!


АЛЕКСАНДР АНКВАБ: ЖИЗНЬ В АБХАЗИИ НАЛАЖИВАЕТСЯ

– Я не был в Абхазии 7 лет, и то, что сейчас увидел, поразило мое воображение. Хорошие дороги, много престижных машин, уличное освещение… Скажите, каков главный фактор такого экономического роста республики?

– Жизнь налаживается. Люди понемногу избавляют от того, что нам оставила война, становятся предприимчивыми. И то, что делает государство, в какой-то степени им также помогает. То, что у нас было, допустим, в 2005 году никак нельзя сравнить с тем, что сейчас. Бюджет, на который мы опираемся, вырос в 5 с лишним раз. Это показывает наше движение вперед, то, что мы не стоим на месте. Больше стало инвестиций, в основном из России. Если раньше нас могли удивить инвестиции в 50 – 100 тысяч долларов, то сейчас нас не удивишь инвестициями в миллион долларов. Кроме того, есть хороший пример прихода сюда большой компании – Роснефти. Заезжая в Абхазию, вы не могли не видеть три автозаправки по дороге до Сухума. Там, кстати, объемы продаж очень высокие, больше, чем в самой Российской Федерации. И людям нравятся эти заправки, хорошее обслуживание на них. И такие инвестиции, пусть в меньшем объеме, есть во многих городах и районах. Мы четко себе представляем, что самостоятельно, на собственном бюджете нам вытащить страну из послевоенной разрухи не удастся.

– В какой сфере экономики больше всего проблем?

– Сложнее всего в селе. Абхазия была аграрной страной, она такой и остается. У нас 60% людей живет в селе. Сейчас наблюдается значительный упадок сельхозпроизводства. Тех предприятий государственных на селе, который были раньше, сейчас нет. Производство тех же цитрусовых уменьшилось не менее чем в 4 раза по сравнению с довоенным периодом. Сказывается отсутствие агротехники и многое другое. Пока мы выезжаем на частнике, но в перспективе влияние государство должно здесь ощущаться. Но это уже очень большие вложения – как минимум 2,5 – 3 миллиарда рублей в год. Если мы будем делать их в течение 5 лет, то что-то на селе значительно изменим. А не изменить нельзя, потому что село – это основа основ. Никаких курортов в Абхазии не будет, если не будет села, которое будет питать эти курорты. Кто будет сидеть на подножном корму, который мы привозим из-за пределов республики? Тем более, гостям Абхазии не интересно пить заморские вина или заморскую воду. Люди хотят приехать и попробовать что-то местное. И этого местного, к сожалению, у нас очень мало.

– Проблемы, наверное, не только на селе…

– В таком же состоянии и наша промышленность, которая была очень хорошо развита в Абхазии до войны. Здесь производили и мебель, и гвозди, и продукты питания, были швейные, ткацкие фабрики, очень хорошая сувенирная продукция. К сожалению, похвастаться этим сегодня мы не можем. И здесь нужны серьезные вложения. Но у нас нет никаких упаднических настроений, мы пытаемся выжать из возможного максимум. Курорты развиваются неплохо, хотя число объектов приема гостей у нас уменьшилось в 2 раза по сравнению с довоенным периодом. Но старый фасон начинают демонстрировать Гагра, Пицунда, несмотря на то, что в этом году не очень симпатичный курортный сезон, мало людей. Тому причиной погода, проблемы, которые есть с переходом границы, вы их ощутили. Курорты развиваются, и они будут развиваться.

– Все эти 7 лет президентом Абхазии был Сергей Багапш. Какова его роль в успехах развития республики?

– Колоссальная. Это был очень прагматичный, в меру либеральный, принципиальный, опытный человек, который умел выделять из ситуации главное. Он умел спешить, но он умел, когда необходимо, идти медленно, чтобы не навредить. И прошедшие годы – это демонстрация того, что человек знал, что делать и как делать. Его уход из жизни для всех нас, конечно, большая потеря.

– Если вы станете президентом, вы будет развивать начатые Сергеем Васильевичем направления?

– Да, конечно. Мы работали вместе.

– То есть не будет резкой смены политического и экономического курса?

– Смены политического курса точно не будет, а смены экономического курса и быть не может. Надо делать то, что начали, и делать это упорно, спокойно. Вы знаете, что мы подписали с Россией большой договор о взаимной помощи и сотрудничестве, и мы будем все договоренности выполнять, укреплять отношения с Россией.

– После скоропостижной смерти Сергея Васильевича лично у меня были опасения, что власти Грузии организуют какие-то вооруженные провокации против Абхазии. Почему этого не случилось? У Саакашвили хватает сейчас своих проблем?

– Да дело не в его проблемах. У него их, наверное, много. Дело в том, что присутствие российских военных, пограничников во многом сняло напряженность. Абхазия чувствует себя спокойно, уверенно, люди строят планы на будущее. До августа 2008 года число свадеб у нас было невелико, а потом число свадеб резко возросло. Я думаю, это очень серьезный показатель – люди хотят жить, люди уверены в завтрашнем дне. А все вопросы, связанные с безопасностью, с укреплением границ, мы решаем совместно с российской стороной, и у нас уже очень многое получилось.

– Во время грузино-абхазской войны вы возглавляли МВД республики. Думаю, работа тогда отличалась от службы в мирное время, как небо и земля…

– Совершенно верно.

– Расскажите немного.

– Что рассказывать… Всякое было. Одни защищали родину, другие пользовались моментом и пытались ловить рыбу в мутной воде. Пользовались тем, что огромные силы, в том числе и органов внутренних дел, были отвлечены на боевые действия. И бандиты были, и убийцы были, и разбойники были. Мы были беспощадны к ним, скажу вам прямо.

– Если вы станете президентом, как вы собираетесь решать проблему Гальского района, населенного гражданами Грузии?

– Что значит решать проблему Гальского района? Гальский район – составная часть нашей республики, он будет адаптирован к остальной Абхазии. Мы никогда не считали эту территорию отторженной от нас. Население там сегодня значительное, и возвращение туда было доброй волей абхазской стороны. Сейчас перед нами стоит задача не спеша провести паспортизацию населения, чтобы люди понимали, что они являют гражданами нашей страны. А для гальцев, как жителей приграничного района, самое главное – вопросы безопасности. К нашему общему сожалению, Грузия ни вчера, ни сегодня, ни завтра не оставляла и не будет оставлять попыток портить нам настроение. Здесь возможны террористические, диверсионные акты, незаконное пересечение границы. В Гальском районе все будет хорошо тогда, когда российские и наши пограничники твердо встанут на охрану рубежей. Когда будет обустроена граница, ситуация там резко поменяется. Район этот достаточно большой, ранее он был экономически очень развит, там всегда жил очень трудолюбивый народ. И мы уверены, что старые традиции будут возрождены.

– Я слышал, на вас было пять покушений…

– Было всякое. И это тоже часть моей жизни и работы.

– Какие направление своей деятельности и деятельности вашей команды вы видите, если станете президентом?

– Основные мы уже обозначили. Это реанимация сельскохозяйственного производства, местной промышленности, укрепление курортов и других отраслей народного хозяйства. Еще я бы отметил вопросы оздоровления и деятельности научных учреждений. У нас хорошо была развита наука, связанная со здоровьем человека. Сейчас эта тема очень актуальна в мире, многие государства зарабатывают на этом большие деньги, а у нас сам Бог велел эти заниматься. Соответствующий климат и экология, нужно приложение науки, и к нам поедут люди, чтобы продлевать себе жизнь. У нас раньше был институт экспериментальной терапии, образно говоря, работали с обезьянками. Институт и сейчас жив и здоров, кадры там остались. У нас есть и НИИ сельского хозяйства. Не бывает хорошего производства без науки – и на селе, и в промышленности. Что же касается гуманитарной науки, она у нас тоже была развита. Труды наших историков были известны во всем мире, и сегодня мы их поддерживаем.

– То есть государственная поддержка касается не только производственной сферы?

– Да, мы продолжаем поддерживать нашу интеллигенцию, писательскую в том числе. Мы не забываем о культуре – у нас три государственных ансамбля, два очень хороших детских ансамбля. Без духовности ничего не получится, какой бы ты не был сытый. Мы проблемы, связанные с культурной жизнью, духовной жизнью, ставим достаточно высоко – даже при нашем скромном бюджете, в наших тяжелых условиях.

– Какова социальная политика властей Абхазии?

– Есть много проблем по поддержанию социально незащищенных слоев населения. Война оставила не только много разрушений, которые вы могли видеть, но и много бед в душах людей. Много инвалидов войны, семей погибших. Есть семьи, в которых погибли два сына, три сына, четыре сына. Вы представляете себе, что это такое. И эти люди нуждаются в значительной поддержке государства. У нас много пенсионеров, и поддержка в виде выплат российских пенсий для нас очень важна. Мы ежемесячно из России получаем чуть более 140 миллионов рублей для наших пенсионеров. Если этого не было, нашим старикам было бы очень трудно жить, потому что размер абхазской пенсии – 500 рублей.

– Скажите, в ходе нынешней предвыборной кампании применялись так называемые грязные технологии?

– Да всякого полно, на сайтах полно всякой всячины. Я категорический противник этого всего, и наш штаб здесь, где вы находитесь, и штабы в районах, селах не применяют такого, это категорически исключено. Но те, кто это делает, не знают менталитета абхазов, и попытки их тщетны, они, наоборот, вызывают обратную реакцию. То, что может пройти где-то, допустим, в Европе или в крупных городах России, здесь не проходит.

– То есть можно надеяться, что выборы будут честными?

– Во всяком случае, мы этого очень хотим и все для этого делаем. И, как я знаю, к этому есть стремление у Центральной избирательной комиссии и избирательных комиссий на местах. У нас образована Лига за честные выборы, и общественный контроль будет значительным.

– Желаю новых успехов вам и всей Абхазии. Спасибо за беседу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments