Сергей Соловей (solovejs) wrote,
Сергей Соловей
solovejs

"Уго Чавес – правитель, каких не бывает"

Из nicolaitroitsky

Уго Чавес – правитель, каких не бывает. Он как будто сошел со страниц утопии или вынырнул из мира плебейских грёз.
Воплощенное торжество справедливости, новоявленный БолИвар и мифологический персонаж. Прост, как правда, и аскетичен, словно «самый человечный человек». Всенародно избранный отец нации, подполковник, десантник, но не тиран и не кровавый палач. Брутальный философ, социалист, католик, индеец и немножечко дзен-буддист. Суровый практик и фонтанирующий популист.
Он весь соткан из кричащих противоречий. Диалектику учил не по Гегелю, но вполне годится для иллюстрации к закону о единстве и борьбе противоположностей. В то же время – цельная натура. Крепко держится в седле и в своем кресле. И чисто конкретно препятствует США обустроить по своим понятиям весь континент.


Уго Чавес – не единственный международный бузотер, что осмелился бросить вызов демократическому гегемону всея планеты. Но в отличие от старика Фиделя (которого он теперь подкармливает), за ним не стоит другой ядерный гегемон. Не в пример «любимому руководителю» Ким Чен Иру, он не прячется в скорлупу своего чучхе. Не опирается на всеобщий шахсей-вахсей, как какой-нибудь Ахмадинеджад. И обходится без фанатизма, без пещерного коммунизма и любого прочего изма.
Ни в последние диктаторы его не записать,
ни на ось зла не насадить.
Да, у Чавеса есть нефтяная труба. Его оружие, его прикрытие, его собственный щит и меч. Но не он открыл нефть в Венесуэле, добывали и раньше. Да и не такая уж это и панацея. Вот Саддаму Хусейну нефтяная труба не помогла.
В чем же секрет такой неслыханной наглости – сохранять суверенитет под самым брюхом у могучего северного соседа, да еще вдобавок его дразнить? Как он смеет заявиться в ООН, в Нью-Йорк, в самое логово, обозвать Буша нехорошими словами, а потом вернуться и спокойно гнуть свою линию?
Ну, положим, это только кажется, что спокойно. Уго Чавес – президент с типичной трудной латиноамериканской судьбой. И он свергал, и его свергали. Преодолел искушения военной автократии и испытания вооруженного мятежа. Он популярен – а не популярен кто ж? Такими козырями не отбиться и не сломать глобальной вашингтонской игры.
Но Чавес не настолько наивен, чтобы строить антиамериканизм в одной отдельно взятой стране. У него по всему миру немало последователей. Имя им легион. И он готов возглавить этот легион. Невозможно найти более адекватного предводителя.
Да вот беда. При первой серьезной опасности легион разбежится. И венесуэльский мечтатель, один как перст, будет биться за успех своего безнадёжного дела.



Добавлю только, что Чавеса сделала Чавесом не только служба в ВДВ и политическая борьба. В формировании его личности приняли участие перо поэта и прозаика, кисть живописца и тюремные стены. Поэтому совсем не удивительно, что его натура состоит из противоречий, оставаясь при этом совершенно цельной.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments